Великая недальновидность

Финансы и в общем коммерческая деятельность — исключительно человеческое изобретение. Существуют великолепные языки, очень точные инструменты для выражения сути и бесконечные лабиринты техник для обращения за помощью в случае неудач, а также тысячелетняя история законов, призванных обеспечить честную торговлю. Одними из самых ранних найденных нами письменных документов были торговые договоры.

Нельзя исключать человеческий фактор, даже несмотря на уменьшение количества посредников благодаря логике, компьютерам или ограничениям правительств, наделенными огромной мощью. В этом и состоит великая недальновидность криптовалют. В основном они оторваны от реальности, в которой живут люди.

Люди делают ошибки. Люди меняют мнение. Люди не всегда полностью понимают условия сделки, которую готовы заключить. Людей обманывают и вводят в заблуждение. На личном и государственном уровне могут меняться обстоятельства, требуя принятия особых решений. Для этого в большинстве контрактов есть разделы о форс-мажоре.

Криптовалюты, однако, пытаются заменить человеческое понимание, сочувствие и правосудие на бесстрастного электронного судью, идеально следующего конституции без оглядок на результат. Учитывая тот факт, что люди всегда пытались и будут пытаться изменить правила для собственной выгоды, приятно будет наконец пользоваться системой, в которой не будет коррупции.

Но что произойдет, если пользователю придется совмещать новые финансовые системы с традиционными? Что будет в человеческом мире, а не в мире компьютеров? Например, права на собственность — скажем, земельная регистрация — существуют исключительно в реальном мире. Даже если привязать земельные участки к токенам, все равно потребуется участие специалистов в этой области.

Еще один аргумент — слиток золота сам себя не никому не передаст. Электронный судья может принять решение о его передаче, но сделать это без людей, которые выполнят решение, он не может. В этом месте электронный реестр может расходиться с реальностью.

Таким образом, создатель протокола решает, насколько его криптовалюта должна учитывать условия, в которых находятся реальные люди. Чем больше гибкости, тем меньше соответствия абсолюту стоит ожидать от системы. Чем сильнее мы защищаем потребителя, тем больше понадобится механизмов для отката транзакций, возмещения средств и редактирования истории.

Эта глава и следующая глава — о регулировании — раскрывают прагматический подход Cardano к этой теме. Если говорить об операционной совместимости — тут есть две большие группы. Во-первых, совместимость с традиционными финансовыми системами (не криптовалютами). Во-вторых, совместимость с другими криптовалютами.

Традиционные системы

FinTech не ограничивается одним стандартом или даже одним языком программирования. Есть огромная разница в подходах, множество субъектов, ответственных за различные расчеты, и бизнес-процессов, и огромное разнообразие в других сферах, связанных с бухучетом и перемещением стоимости.

Недальновидно предполагать, что если какая-то технология окажется лучше прочих, остальные области экосистемы просто признают свое поражение и сдадутся. Например, спустя 16 лет после выхода Windows XP некоторые люди все еще ею пользуются. Это как если бы кто-то пользовался в 2000 году компьютером Macintosh, который выпустили в 1984.

Если даже отставить в сторону поведение пользователей — предприятия меняются еще медленнее. Бэкенд многих банков до сих пор написан на Cobol. Когда понятно, что инфраструктура работает и отвечает требованиям бизнеса, больше нет стимула обновлять или улучшать программное обеспечение и протоколы ради пользователей — разве что ради соблюдения законов или из-за проблем с безопасностью.

В случае Cardano нужно разобраться: что принесет нам совместимость с традиционными финансовыми системами? На какие системы, стандарты, сущности и протоколы следует ориентироваться, чтобы быть достаточно уверенными в операционной совместимости? Можно ли сделать интеграционные мосты для взаимодействия с традиционными системами федеративными или децентрализованными? Станут ли они, подобно биржам, подсобьем для хакеров, злоумышленников и слишком ревностных регуляторов?

Здесь есть три проблемы, на которые следует обратить внимание. Во-первых, репрезентация информации и уверенность в ее точности. Во-вторых, репрезентация стоимости и владения ею. В-третьих, репрезентация организаций, а также уровня доверия к этим организациям — как для отдельного пользователя, так и для общего доверия всех пользователей.

Чтобы приносить пользу, информация и стоимость должны иметь возможность свободно перемещаться между традиционными финансовыми системами и Cardano. Результаты этого процесса нужно фиксировать, чтобы собирать данные о репутации и иметь возможность обратиться за помощью. Но обычно такие вещи зависят от участников процесса. Если их встроить в блокчейн, это сделает их глобальными и постоянными.

Кроме того, не всегда можно свободно перемещать стоимость в мире традиционных финансовых систем. Эмбарго, санкции, контроль капиталов и судебные решения могут замораживать активы. Если мы хотим обеспечить совместимость, то нельзя создавать постоянно открытый путь утечки стоимости.

Кроме того, бренд и репутация организаций — один из краеугольных камней коммерческих отношений. Миллиарды долларов тратятся ежегодно на маркетинговые компании, чтобы придумывать, поддерживать и обновлять бренды. Если в адрес физического лица или организации были сделаны клеветнические, лживые или дезинформирующие заявления, то у этого лица или организации есть право обратиться в суд. Но блокчейн пытается хранить историю вечно.

Здесь та же история, что с выбором языка программирования: нет идеального решения, которое бы позволило Cardano однозначно решить эти проблемы. Нам опять приходится сделать выбор в пользу какого-то решения и его придерживаться.

Если говорить о потоке информации, для него есть термин — “достоверный поток данных” (англ. “trusted data feed”). У него есть источник и содержание. У источников есть некоторое понятие доверия и поводы обманывать или, наоборот, оставаться честными. Содержание может быть закодировано произвольным образом.

Учитывая, что мы хотим реализовать в нашем протоколе поддержку доверенного аппаратного обеспечения, мы решили исследовать добавление поддержки для протокола Town Crier профессора Ari Juel с коллегами. При условии, что существует набор источников данных, заслуживающих доверия, протокол Town Crier позволяет безопасно собирать данные из интернета для использования в умных контрактах и других приложениях.

Начальный список источников предоставят компании Emurgo, IOHK и Cardano Foundation. Позже этот список будет заменен на другой список источников — их порекомендует сообщество, используя механику по принципу системы казначейства Cardano. У хороших источников данных будет формироваться хорошая репутация, и так образуется цепь положительной обратной связи, постепенно улучшающая надежность информации из источника.

Репрезентация стоимости — более сложная тема. В отличие от информации (где можно однажды добиться правильности, своевременности и полноты, и протоколы будут вести себя надежно и предсказуемо), со стоимостью дела обстоят запутаннее.

Как только стоимость привязали к токену, она должна вести себя как уникальный объект. Информацию можно копировать и передавать дальше, но токен, который дает право на владение чем-либо (скажем, право на владение транспортным средством), нельзя копировать и передавать в двух разных реестрах одновременно. Это уничтожит целостность всей системы.

Обеспечить совместимость с традиционными финансовыми системами при работе с токенизированной стоимостью сложно: дело в том, что когда токены перемещаются из одного реестра в другой, то допущения, степени надежности и условия для проведения аудита меняются. Например, у Боба есть некоторое количество биткоинов и он решает обменять их на другую валюту. Теперь у Боба есть аналог биткоинов в другом реестре. В случае биржи криптовалют Mt. Gox пользователи потеряли все, поскольку реестр биржи не соответствовал реальности.

Задача еще больше усложняется тем, что традиционные системы должны уметь работать с токенами в реестрах криптовалют. Как упоминалось ранее, предприятия обычно сопротивляются изменениям в программном обеспечении и принятию новых протоколов. Вот почему в этой ситуации сложно придумать решение.

В случае Cardano мы надеемся дать пользователям возможность прикреплять к транзакции обширный набор метаданных, после чего подождем формирования стандартов в этой области и будем им соответствовать. На этот счет есть некоторые подвижки, например, рабочая группа Interledger, инициативы вроде R3Cev и международные распоряжения насчет обновления старых финансовых протоколов.

Самая большая сложность в том, чтобы определять количество и качество стоимости, перемещаемой из традиционной системы в реестр криптовалюты. Например, Боб — владелец банка. Он издает токен, поддерживаемый долларом, после чего всегда может устроить мост для перемещения своих токенов в реестр вроде Cardano, где они станут пользовательскими активами.

Cardano может точно отслеживать принадлежность активов и предлагает возможность добавить метки времени и провести аудит. Но ни одна криптовалюта не сможет гарантировать, что Боб — честный банкир. Он всегда может создать в своем банке частичный резерв, не полностью обеспечив все токены долларом. И это нельзя будет обнаружить средствами криптовалюты, если только доллар сам по себе не будет являться токеном в цифровом реестре25.

И наконец, репрезентация сущностей в сети — классическая сетевая проблема, известная с ранних дней интернета. Университеты, предприятия, правительственные ведомства — любые пользователи в какой-то момент сталкиваются с необходимостью подтвердить собственную личность.

На этот случай существуют такие решения, как инфраструктура открытых ключей (англ. public key infrastructure) и система DNS под администраторством ICANN. Учитывая то, что нынешним положением дел в Интернете мы довольны — эти решения и масштабируемы, и полезны. Но они не отвечают на более узкие, коммерческие вопросы надежности, достоверности и прочих дополнительных характеристик, возникающие тогда, когда необходимо решить, иметь ли дело с каким-либо предприятием.

Бизнес-модель многосторонних торговых площадок, например, eBay — предоставлять некоторые метаданные и помогать проведению транзакций. Cуждения о качестве информации, событиях и фирмах часто формируются только на основе рейтинга из надежных онлайн-источников26.

Во всем этом для Cardano важен вопрос централизованности данных о репутации. Одна из целей Cardano — предоставить набор финансовых инструментов развивающимся странам. Ключ к выполнению этой цели — возможность установить доверие между участниками, которые даже не знают друг друга.

Если только одно предприятие или даже консорциум предприятий контролируют, кого называть хорошим, а кого плохим — вместо того, чтобы это получалось в результате естественного взаимодействия в рамках сообщества — тогда они могут произвольно внести в черный список кого угодно и за что угодно. Такое положение вещей противоречит ценностям нашего проекта и делает бессмысленным использование криптовалюты.

К счастью, те же механизмы, которые используются для голосования за распределение казны, изменений протокола и формирования списка достоверных потоков данных, можно применить и для организации пространства репутаций. Мы ведем исследования в этой области и надеемся сконструировать оверлейный протокол для децентрализованной сети доверия репутации в 2018-2019 году — после того, как стабилизируются центральные элементы инфраструктуры.

Совместимость с другими криптовалютами

Если перейти из мира традиционных финансовых систем в мир цифровых реестров, дела с операционной совместимостью пойдут куда лучше. У каждого реестра есть свой сетевой протокол, коммуникационные стандарты и допущения безопасности для соответствующего алгоритма консенсуса. Всему этому легко дать количественную оценку.

Информация передается путем подключения к другой сети и интерпретации ее сообщений. Перемещение стоимости можно осуществлять при помощи релейной системы, технологии “atomic cross chain trading” (рус. “неделимые кросс-сетевые обменные операции”) или схемы сайдчейнов. Поскольку централизованного оператора не существует, то репрезентация сущностей сводится к мета-обсуждению уровня доверия к разработчикам, майнерам и другим влиятельным участникам.

Для Cardano мы разрабатываем новый сайдчейн-протокол (авторы Kiayias, Miller и Zindros). Он дает неинтерактивную возможность безопасно перемещать стоимость между двумя отдельными сетями, поддерживающими этот протокол. Именно с помощью этого механизма в первую очередь будет осуществляться перемещение стоимости между уровнями CSL и CCL.

По мере того, как Cardano будет наращивать общую стоимость и базу пользователей, для других криптовалют сформируются интеграционные мосты. Чтобы ускорить этот рост, Cardano SL поддерживает урезанную версию языка Plutus для скриптов совместимости. Во время релиза Shelley и последующих релизов CSL будут добавлены новые транзакции специально для этих нужд.

Лабиринт Дедала

Вопросы совместимости следует рассматривать с точки зрения глобальной перспективы. Специализированные протоколы, новые типы транзакций, системы оценки степени доверия и потоки информации — все это нельзя свести к одному контролеру или пользователю. Наоборот, все они должны быть доступны кому угодно без цензуры или взимания платы.

Но что будет в случаях, когда Cardano не поддерживает какой-либо протокол, транзакцию или приложение, без которого пользователь не может обойтись? Опустим ли мы руки? Интернет уже сталкивался с подобной проблемой в девяностых.

Как ни странно, всемирная паутина предлагает два решения, которые можно применить к криптовалютам. Появление JavaScript дало возможность добавлять произвольную функциональность на любой веб-сайт. Плагины и расширения для браузеров добавили дополнительные возможности для пользователей . Оба этих подхода способствовали появлению всемирной сети — такой, какой мы ее знаем сейчас. Это же верно для всех проблем безопасности, существующих в ней.

Ethereum использует второй подход, давая пользователям возможность встраивать субпротоколы в свой блокчейн в виде умных контрактов. Cardano поддерживает такую функциональность при помощи парадигмы CCL. Но что насчет специализированных расширений?

Хорошим примером здесь будет трейдер на криптовалютной бирже. Представьте себе некий децентрализованный рынок, который поддерживает набор различных криптовалют. Трейдер хочет автоматизировать свои действия на этом рынке.

В случае фрагментированной экосистемы трейдеру придется установить десятки клиентов для каждой криптовалюты, после чего написать собственное программное обеспечение, которое взаимодействует с каждым из клиентов, координируя автоматизированные операции купли-продажи. Если один из клиентов обновится, то вся система может перестать работать. Более того, а что, если трейдер захочет продать это программное обеспечение?

Прямо как в веб-модели расширений — если интерфейс для различных криптовалют можно реализовать средствами веба, то задача трейдера очень упрощается. Можно сделать универсальный интерфейс. Установка в один клик. Распространять такое программное обеспечение можно так же, как это реализовано в веб-магазине Chrome.

Для Cardano мы решили поэкспериментировать с этой парадигмой, реализовав фронтенд нашего эталонного кошелька при помощи Electron. Electron — это проект Github с открытым исходным кодом, совмещающий в себе Node и Chrome. Билд Electron для Cardano мы назвали Daedalus (Дедал).

Daedalus первого поколения27 будет вести себя как иерархически детерминированный кошелек (HD wallet) с поддержкой большинства ожидаемых функций бухгалтерии и безопасности по стандартам индустрии — например, паролей на расходные транзакции или мнемоник BIP39. В следующих поколениях Daedalus станет средой разработки приложений с магазином, универсальными интеграционными API и набором средств разработки.

Ключевыми новшествами будет упрощение разработки (программисты смогут использовать JavaScript, HTML5 и CSS3 для своих приложений) и унифицированный мост для коммуникации между приложениями. От сложного поведения, например, криптографии, распределенных сетей и механик баз данных, можно будет абстрагироваться. Разработчики смогут сосредоточиться исключительно на взаимодействии с пользователем и базовой логике приложения.

Поскольку предполагается, что Daedalus будет универсальной средой разработки, план развития этого проекта не зависит от плана развития Cardano. В 2017 году они еще тесно связаны, но позже Cardano будет просто одним из приложений для пользователя Daedalus. Мы также рассматриваем некоторые уникальные функции, например, универсальную службу управления ключами, которая работает целиком в Intel SGX.

Создавая протокол, мы не можем учесть абсолютно все нужды пользователей. Однако мы надеемся, что гибкость, которую предлагает Daedalus, и умные контракты с отслеживанием состояния, работающие под CCL, смогут удовлетворить те нужды, которые остались за рамками наших проектных решений. Кроме того, мы надеемся, что это позволит улучшить стандарты в нашей индустрии, и у всех криптовалют повысится уровень совместимости и безопасности.


25: С другой стороны, для цифровых реестров предлагается использовать метод защиты proof of reserve, который гарантирует верную работу в случаях, если обменная биржа работает только с криптовалютами.

26: Эти рейтинги даже влияют на собственно содержание информационных источников. Вот любопытная история о том, как сайт с кинообзорами Rotten Tomatoes повлиял на индустрию кино.

27: Он уже доступен по адресу daedaluswallet.io.