Ложная дихотомия

Законодательство часто бывает запутанным и непонятным. В результате получаем нарушителей и гоняющихся за ними блюстителей закона. Законодательство — главный инструмент того, кто вершит правосудие. Но как любой инструмент, оно может быть недоработанным или устаревшим, и его можно неправильно применить.

Криптовалюты не уберут из нашего уравнения человеческий фактор. Всегда найдутся мошенники, недобросовестные участники и вышедшие кому-то боком благие намерения. Криптовалюты могут убрать человеческую субъективность, но человеческое поведение никуда не денется.

Тот, кто проектирует криптовалюту, должен решить, каким инструментом он снабдит регулятивный орган для исправления негативных событий. Уникальная проблема, с которой сталкиваются криптовалюты — они сами по себе являются результатом законодательных и финансовых провалов28.

Исторически многие из тех, кто работает с криптовалютами, считают, что действия правительства могут быть коррумпированными, неадекватными или неэффективными. Поэтому у них не появляется ни уважения, ни терпения, ни желания предусматривать запасной ход для регулятивных органов на случай необходимости восстановить справедливость. Создание такого запасного хода — кощунство с точки зрения самой сути криптовалют.

С другой стороны, если учесть только сбои при обменных операциях и исторические события, более 10 процентов биткоинов было утеряно или похищено с момента запуска протокола — 3 января 2009 года. На 30 января 2017 года стоимость всех утерянных или похищенных биткоинов составила чуть больше 4 миллиардов долларов. И сюда не входят биткоины и другие токены, утерянные в результате мошенничества и плохо организованных ICO (первичных предложений монет).

Есть еще проблема с конфиденциальностью. На макроуровне стоимость перемещается по специальным каналам, которые регламентированы, богаты метаданными и активно наблюдаются правоохранительными органами, правительствами и международными регулирующими органами. Правила этой игры всем хорошо знакомы, и утечки случаются только при использовании наличных денег — что бывает все реже и реже, поскольку весь мир переходит на электронные деньги29.

Если бы криптовалют не существовало, то, наверное, мир стал бы воспринимать финансовые тайны примерно как информацию в социальных сетях. Тайны не существует и с этим никто ничего бы не мог поделать. Таким образом мы получаем дилемму из двух очевидных вариантов.

Создатель криптовалюты может предать принципы и вписать в свой код все, что от него требует местное законодательство, таким образом поставив под удар конфиденциальность и неприкосновенность своих пользователей. Или он может остаться верным принципам, но это — анархический подход, нежелание сотрудничать с нынешними передовыми подходами и нынешним законодательством.

В случае Cardano мы решили, что эти два варианта — ложная дихотомия, происходящая из недостатка воображения. На самом деле большинство пользователей даже не думают о том, какие законы действуют на рынках. Обычно их волнует только внезапное изменение этих законов в пользу одного или нескольких участников. Их волнует непрозрачность того, кто получает дополнительные привилегии.

Следует различать права физических лиц и права рынков. Учитывая глобальный характер криптовалют, права должны быть настолько ориентированы на пользователя, насколько это возможно.

Конфиденциальность должна быть разумной, и контролировать ее должен сам пользователь, а не какой-либо посредник. Движение стоимости не должно ничем ограничиваться. Стоимость не должна подвергаться отчуждению без согласия пользователя.

Если говорить о рынках — использование рынком данных и средств должно быть полностью прозрачно, и все участники рынка должны играть по одним и тем же правилам. Кроме того, если пользователь дал свое согласие, он не может внезапно передумать, потому что ему вдруг стало неудобно. Другой стороне тоже нужны гарантии.

Но как именно перейти от абстракции к реальной системе? Как выглядит “нечто практичное и разрешенное законодательством”? Мы разбили решение на три категории: метаданные, аутентификация и соответствие законам (а также рыночные DAO).

Метаданные

Какое-либо действие зачастую может быть менее интересным, чем метаданные этого действия. Например, “ехать из Денвера в Боулдер” — здесь речь идет о действии. А “ехать из Денвера в Боулдер на автомобиле Ferrari 488 со средней скоростью 190 км/ч” — это уже метаданные. И опыт этот будет разительно отличаться от поездки в автомобиле Toyota Prius со средней скоростью 50 км/ч.

С финансовыми транзакциями ситуация такая же. Окружающий их контекст очень важен для экономистов, налоговых органов, правоохранительных органов, предприятий и других структур. К сожалению, в нынешней системе, основанной на фидуциарных деньгах, большинство пользователей не знает, какие метаданные у их транзакций и кто имеет к ним доступ30.

В случае Cardano мы понимаем, что иногда пользователи могут или должны передавать метаданные транзакции определенным структурам — например, налоговым органам. Но мы убеждены, что пользователь должен дать свое согласие на передачу подобной информации.

Мы также считаем, что у блокчейн-систем есть огромный потенциал по устранению мошенничества, пустых трат и злоупотребления, поскольку они предлагают возможности аудита, метки времени и неизменяемость. Поэтому в блокчейне Cardano должны быть некоторые метаданные.

Сложность здесь в нахождении верного баланса, который не будет непомерно раздувать наш блокчейн. Учитывая это, мы избрали прагматичный подход.

Во-первых, в течение следующих 12 месяцев Daedalus начнет поддерживать огромный набор функций для маркировки транзакций и видов финансовой деятельности. Эти метаданные можно будет экспортировать и давать доступ к ним кому угодно по желанию пользователя. Кроме того, данными можно будет управлять из приложений, разработанных сторонними компаниями для узкоспециализированных целей (например, налогообложение).

Во-вторых, мы исследуем возможность добавления поддержки для специальных адресов, которые могут включать хеши и зашифрованные поля. Такая структура позволит пользователю делиться данными в рамках нашего блокчейна, не делая их публичными. Если пользователь захочет дать кому-либо доступ к своим данным, это можно будет сделать точно так же, как с транзакцией — с теми же возможностями для аудита, метками времени и неизменяемостью.

Мы уже сделали структуру адреса, в которой есть поле атрибута. Сейчас оно используется для хранения зашифрованной копии дерева иерархически детерминированного кошелька, чтобы можно было быстро восстановить кошелек (см. документацию по HD Wallets). В более поздних версиях мы сделаем эту конструкцию более общей.

Аутентификация и соответствие законодательству

С транзакциями тесно связана тема прав на совершение транзакции и владение средствами. Например, даже если у пользователя достаточно средств на совершение какой-либо транзакции (например, покупку алкоголя), сама транзакция все еще может подпадать под определенные ограничения (например, недостаточный возраст пользователя).

Обычно право на владение средствами и происхождение средств реализуется принципом “знай своего покупателя”. Когда предприятия, предоставляющие финансовые услуги — например, банк или обменник — открывают учетную запись для нового клиента, они, как правило, должны собрать базовые факты о личности клиента и происхождении его средств.

Техническая сложность здесь в том, что в процессе подачи этой обязательной по закону информации пользователь, пересылающий информацию, не получает гарантий относительного того, как она будет использоваться и храниться и будет ли она когда-либо уничтожена. Персональные данные имеют коммерческую ценность. Их можно похитить для того, чтобы притвориться кем-то другим или перепродать там, где это разрешено законом.

В случае с Cardano мы хотим изменить это положение вещей настолько, насколько сможем. С точки зрения программного обеспечения и протоколов почти нет способов гарантировать, что получатель данных будет действовать только в рамках дозволенного. Но вот с точки зрения аппаратного обеспечения протоколов можно использовать Intel SGX и другие аппаратные модули безопасности (HSM) для претворения в жизнь определенных принципов.

Поэтому мы исследуем возможность использовать технологию Sealed Glass Proofs вместе с определенной политикой доступа к данным, чтобы обеспечить безопасную передачу персональных данных контролеру. Контролер, в свою очередь, обязан соответствовать определенной политике доступа к данным. Мы считаем, что могут появиться два унифицированных стандарта, и что такой метод уменьшит риск потери контролером персональных данных пользователя в результате атаки хакеров.

Уровневая модель для Cardano, разделяющая перемещение стоимости и машинные вычисления, также может использовать этот подход. Если CCL запускают предприятия, ограниченные законодательством (например, обменники или казино), им придется проверять персональные данные пользователей и, возможно, применять к ним соответствующие политики налогообложения.

Используя технологию SGP, пользователи могут посылать средства вместе с данными, идентифицирующими личность, не опасаясь при этом, что данные попадут в общий доступ или будут навсегда сохранены узлами консенсуса в CCL. Таким образом CCL получит уверенность в том, что все транзакции пользователей аутентифицированы и легальны.

Подобный подход также дает возможность переноса учетной записи клиента между регулируемыми предприятиями. Биржи могут мгновенно переносить балансы и учетные записи клиентов, используя эти безопасные каналы, а также передавать данные регулирующим органам там, где это разрешено законом.

Мы надеемся провести первый бета-тест этой технологии в середине 2018 года и интегрировать ее в Cardano в конце 2018 или начале 2019 года в зависимости от результатов исследования. Это расписание верно в случае, если нам дадут возможность сотрудничать с ARM и Intel, чтобы наш код можно было запускать на их оборудовании31.

Рыночные DAO

В двух предыдущих главах речь шла о генерации и движении информации в случае, если предположить наличие некоей внешней системы. Такая функциональность всегда будет нужна для того, чтобы обеспечить совместимость с традиционными финансовыми системамиъ — но она не касается регулирования на базе блокчейна.

Умные контракты предлагают совершенно новую финансовую систему, в которой отношения между сторонами детерминированы и не могут быть неправильно поняты. Их, в свою очередь, можно использовать для создания правил рынков, включая структуры произвольной сложности — например, арбитраж, возмещение средств или обнародование фактов при определенных условиях.

Мы называем такие структуры на основе умных контрактов “рыночные DAO” (англ. “Marketplace DAO”). Для них не нужна ни поддержка в протоколе, ни изменяемое состояние. Они могут быть полностью сконструированы из взаимозависимых умных контрактов.

Архитектурная концепция состоит в том, чтобы создать набор коммерческих шаблонов на основе контрактного права и передовых бизнес-практик. Эти шаблоны можно встроить в умный контракт какого-либо разработчика, чтобы получившийся рынок соответствовал заданным условиям.

Пусть, например, разработчик хочет создать токен ERC20 на базе CCL, чтобы провести краудсейл (англ. “crowdsale” — эмиссию и продажу по фиксированной цене внутренней валюты организации). Можно создать рыночную DAO специально для краудсейл-продаж с условиями, выбранными самим разработчиком или продиктованными требованиями закона. Компенсации, перераспределение средств или заморозка платежей — все это можно взять из ERC20-контракта разработчика.

Такая инициатива позволяет нам начать масштабное обсуждение того, как следует контролировать рынок, чтобы обеспечить должную защиту прав потребителей. Во-вторых, мы можем обсудить, как моделировать транзакции таким образом, чтобы автоматически обеспечивать правовую защиту, полагающуюся в определенной юрисдикции — например, штата Нью-Гэмпшир.

Сотрудничая с Cardano Foundation, IOHK и другими предприятиями, проект Cardano предоставит референс-библиотеку различных рыночных DAO, чтобы их могли использовать разработчики умных контрактов. Мы надеемся, что с помощью рыночных DAO сформируются рынки страхования и регулирования, которые будут самостоятельно развиваться на основе происходящих событий.


28: Сатоси добавил в первичный блок Bitcoin следующий заголовок из газеты The Times: The Times 03/Jan/2009 Chancellor on brink of second bailout for banks (рус. “The Times, 3 января 2009 г.: Канцлер почти готов предоставить банкам помощь во второй раз”).

29: Здесь читателю предлагается при желании ознакомиться с книгой Дэвида Вулмана The End of Money. В ней рассказывается о международном движении против пропажи наличности.

30: Автор Juan Zarate в своей книге Treasury’s War рассматривает более глобальный уровень и пишет о том, как эти данные использует Министерство финансов США для борьбы с терроризмом. Это дает подробное представление о том, как нынешняя структура мировых финансовых рынков может использоваться в геополитике.

31: См. Intel SGX Commercial License Policy.