В области криптовалют существует много концептуальных противоречий. Криптовалюты создаются так, чтобы их было сложно изменить, но при этом, как любые технологии, их нужно постоянно улучшать — а значит, изменять. Блокчейны должны препятствовать сосредоточению управления в одних руках, но при этом для проведения перемен или поддержки кода нужны влиятельные структуры.

Самые неприятные случаи — это когда есть явные недочеты, и большинство стейкхолдеров согласны, что их надо исправить, но не могут прийти к консенсусу относительно дальнейших шагов.

Размер блоков в Bitcoin активно обсуждается уже более двух лет. Каждый день транзакции общей стоимостью более миллиарда долларов стоят в очереди на выполнение, потому что сеть достигла максимальной пропускной способности.

Если невозможно согласовать изменение всего одного параметра, и это при том, что существуют временные решения — как предприятия и правительства могут со спокойным сердцем инвестировать миллиарды долларов в построение инфраструктуры на основе таких систем? Как может предприятие идти на стратегические риски, делая ставку на протокол, который даже не способен на разумные улучшения проекта?

Если мы обратимся к истории, то увидим, что развитие интернета шло по тому же пути: даже простые изменения, например, переход от IPv4 к IPv6 занял десятилетия. С другой стороны, технологии блокчейн и интернет очень различаются стилем кураторства.

Интернет начался как военный проект, который перешел из-под опеки DARPA (Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США) в академические круги с мощной правительственной поддержкой и хорошо известным набором кураторов. Интернет развивался в некоммерческих условиях без корпоративных махинаций в попытках монополизировать всю сеть. На самом деле интернет-коммерция была нарушением Приемлемой политики использования интернета Государственного научного фонда США (NSF AUP),пока ее в 1992 году не отменили.

К моменту, когда интернет стал коммерческой площадкой, уже существовал понятный набор стандартов и принципов, были активисты, продвигающие те или иные принципы. Это не помешало некоторым компаниям, например, AOL и Microsoft, создавать закрытые экосистемы и разрабатывать проприетарные технологии, например, ActiveX. Это не помешало таким структурам, как Google, воплощать собственные программы, учитывая их огромные базы пользователей и суммы капитала.

Учитывая огромное количество участников с рентоориентированным поведением32 — от трейдеров до майнеров — криптовалюты по своей сути являются коммерчески мотивированными экосистемами. И поэтому кураторство в сфере криптовалют развивалось таким образом, что произошла оптимизация в соответствии с личными интересами.

Например, сейчас все чаще происходит выпуск пустых блоков, так как это увеличивает прибыль майнера, но в то же время это полностью противоречит смыслу и предназначению процесса майнинга. Уже произошла централизация майнинга, поскольку небольшое количество структур контролирует большую часть мощностей Bitcoin.

Как и в случае с интернетом, чтобы изменить криптовалюту, нужно прийти к консенсусу. Но если происходит такое быстрое сосредоточение власти в руках небольшого количества брокеров, что случится, если какое-либо изменение будет им невыгодно?

Здесь ситуация уже не такая: криптовалюты, в отличие от интернета, появляются не в результате альтруистического некоммерческого или научного процесса. С самого начала какая-то группа ищет прибыли, и есть какие-то влиятельные деятели, которые помогут эту прибыль получить.

В своем развитии каждая криптовалюта должна пройти через этап централизации. Мы не можем полностью этого избежать, однако должны хотя бы ориентироваться на постепенную децентрализацию.

В случае Cardano мы тщательно продумали, какие факторы поддерживают централизацию и какие техники можно применить, чтобы наш протокол постепенно стал общественной инфраструктурой — как интернет.

Мы признаем, что полная децентрализация невозможна и, наверное, даже антипродуктивна. Но некоторые факторы можно усилить, чтобы получилась более сбалансированная система.

Во-первых, хотя централизованный контроль за фондами первичной распродажи токенов обеспечивает гибкое и быстрое развитие протокола на начальном этапе, постепенно финансирование нужно диверсифицировать, а темпы разработки — снижать до более спокойных, позволяющих систематический подход. В соответствии с этим пунктом на финансирование не должны влиять никакие культурные, лингвистические и географические предрассудки.

Во-вторых, поскольку сообщество все больше понимает в технологии, лежащей в основе криптовалют, решения о плане развития не могут принимать только ключевые разработчики. Должен быть основанный на блокчейне метод голосования, проверок и внесения изменений в протокол.

В-третьих, все инициативы по поддержке блокчейна Cardano SL должны быть напрямую связаны с общими пожеланиями всех пользователей. Нельзя допустить доминирования избранных деятелей, которые не зависят от воли остальных участников сообщества.

Для выполнения первого принципа мы решили интегрировать в Cardano систему казначейства (treasury system). Для выполнения второго принципа мы запустим формальный процесс, который позволит вносить предложения по улучшению Cardano (Cardano Improvement Proposals), используя систему, которую координирует CSL. А что касается третьего принципа — мы считаем, что Ouroboros может предложить элегантное решение.

По вышеуказанным темам есть и более детальная информация, однако она уже выходит за рамки обзорного доклада. Проектирование механизмов распределения (mechanism design) — одна из самых сложных научных областей со множеством взаимосвязей, пока еще неполной теорией и отсутствием стабильной классической модели, от которой можно отталкиваться.

Наш наукоориентированный подход, описанный во второй главе, здесь очень помогает. Команда IOHK Veritas совместно с группой исследователей Ланкастерского университета под руководством профессора Bingsheng Zhang разрабатывает эталонную модель казначейства Cardano. Мы надеемся на интеграцию в 2018 году и ожидаем рецензированную публикацию по этой теме к концу 2017 года.

В сфере формальных описаний и предварительного анализа изменений эта тема наименее понятна — здесь и онтологические концепции, и механизм для поощрения всеобщего участия. Возможно, здесь получится применить какой-то типичный демократический процесс или использовать Liquid Feedback для обеспечения более рационального голосования.

Мы предполагаем, что участие IOHK в разработке Cardano будет заключаться в проведении исследований в этом направлении33. Для начала параллельно с эталонной моделью казначейства мы запустим несколько механизмов для фиксирования согласия. Для того, чтобы уверенно выбрать решение, необходимы дальнейшие исследования.

И наконец, работа по улучшению премиальных схем в протоколе Ouroboros проходит под наблюдением профессора Elias Koutsoupias из Оксфордского университета. После того, как закрепятся основные криптографические принципы Ouroboros и будут проведены все необходимые работы по масштабируемости, мы добавим в эталонный протокол более широкий анализ облигаций, штрафов и премиальных схем.


Footnotes

32: Больше информации по ссылкe.

33: IOHK будет заниматься разработкой Cardano до конца 2020 года.